?

Log in

No account? Create an account
Как считают зарплату чиновников?
sazhin64
В Российской Федерации, как правило, применяют две основные системы заработной платы — повременную и сдельную, в качестве дополнительной (в сочетании с какой‑либо из основных) — премиальную.
Это - выдержка из статьи с сайта Законпрост.ру
Повременная система оплаты труда бывает простой и повременно-премиальной.
Повременную систему оплаты труда целесообразно устанавливать сотрудникам:
которые не производят материальных ценностей (например, бухгалтеру, секретарю);
чья выработка не зависит от личных навыков (например, конвейерная сборка).
При простой повременной оплате труда организация оплачивает работникам фактически отработанное время исходя из следующих показателей:
часовая ставка (деньги начисляются за фактически отработанное количество часов в конкретном месяце: сумму рассчитывают как произведение количества отработанных часов на размер часовой ставки);
дневная ставка (оплата определяется за то число дней, которое человек фактически отработал в конкретном месяце: сумму рассчитывают как произведение количества отработанных дней на размер дневной ставки);
месячный оклад.
В общем, чиновники заслуживают того, чтобы получать именно такую, так как ничего не производят.
На эту тему (расчет заработной платы), написаны сотни, если не тысячи курсовых работ, рефератов, однако, данная категория (чиновник обыкновенный), относится скорее к инопланетянам, и их зарплата строится явно не по принципам, описанным в курсовых работах. Мне видится один основной принцип: "Сколько я потенциально смогу унести". Причем, она (зарплата), у них явно никак не связана с результативностью.

Buy for 20 tokens
Очень обидно понимать, что мнение простого блогера, который всё поставил на площадку Livejournal, воспринимают в самую последнюю очередь, доверяя всяческим фейкам от совершенно постороннего лица. Сейчас я вам покажу и расскажу, как можно заблокировать абсолютно любой пост, любого блогера.…

Где живут чувства?
sazhin64
Жизнь короткая, хотя кажется длинной, и вспоминаешь некоторые ее моменты как серии любимой мыльной оперы. Десятилетия прессуются в короткие, яркие серии. Порядочно уж этих серий набралось, хоть вроде и не старик еще, и ничто человеческое не чуждо.
Философские мысли, что отвлекают от бытовых нужд, становятся угнетающими и говорят: - Да, батенька, совсем плохой стал. Они как показатель душевного здоровья. Видимо, у меня слишком много свободного времени. Работать нужно больше, тогда и думать будет некогда о бренности бытия.
Детство – один из любимых моих «сериалов». Я пересматриваю его в памяти год за годом, раз за разом. Деревня, каких множество на Урале. Леса, пахнущие грибами и муравейниками. Извилистая река, хорошо просматривающаяся с высокого берега. Заливные луга, приютившие весной соловьев. Проселочная, нагретая солнцем дорога, где босые ноги утопают в теплой пыли. Старые дуплистые липы на горе, с пищащими галчатами, что раскрывают жадные рты в ожидании родителей. Господи! Сколько еще всего интересного и радостного может увидеть любопытный мальчишка.
Иногда к знакомым картинам добавляются вымышленные. Бывает, что я сам начинаю верить в свой вымысел. Сейчас, по прошествии многих лет, я вижу себя со стороны, как будто это другой человек. Я не чувствую той боли, отчаяния, грусти, которые испытывал тогда. Я простил своих тогдашних врагов и обидчиков. Тем более, что большинства из них уже нет в живых.
Мой «сериал» часто пополняется новыми сериями. Приходя на какое-либо место, связанное с детскими воспоминаниями, я начинаю прокручивать «слайды» в памяти. Со временем эти «картины» не выцветают, не блекнут, а наоборот, становятся ярче и эмоциональнее.
Просмотр моего «сериала» на ночь помогает быстрее уснуть, придает силы бороться с депрессией и вытесняет тот негатив, что накапливается за день тяжелой и нервной работы.
В тех местах, где снимался мой «сериал», живут чувства. Они существуют независимо от времени, от сезона года и от настроения. Я опасаюсь ходить по тем местам, где живет грусть. Придя туда нужно зорко наблюдать, когда и откуда может нахлынуть поток ностальгических воспоминаний. Ага! Вот за этим кустом я прятался, наблюдая за дикими утками. Воспоминания укрывают меня с головой, невольные слезы умиления подступают к глазам. Пару минут я сдерживаюсь, потом ложусь на землю, и теплые соленые слезы падают на жесткую траву.
После разрядки чувствуется легкость, хочется летать над моими лугами, полями, рекой. Не ощущая усталости, я иду далеко-далеко, я могу идти и идти, я почти парю над землей. Я могу не есть и не пить. Сколько можно вытерпеть, вынести, если всю жизнь, вольно или невольно, проверять себя на прочность? Можно терпеть бесконечно, пока есть на свете место, где живет твоя память, твоя радость, грусть, любовь.
Есть еще один период в моей жизни, который я прокручиваю в памяти очень часто. Однако он не тянет на «сериал». Скорее это – «короткометражный фильм». Это воспоминания о взаимопонимании между отцом и сыном. Мальчику нравится проводить время с отцом Ему спокойно и радостно. Они проводят дни и месяцы в походах по солнечным просторам. И отец счастлив – ведь он подарил сыну свободу, простор, теплый медовый аромат трав, цветы необыкновенной яркости, живое серебро трепещущих рыб.
Короткий как вспышка период жизни.
В местах, где происходило действие этого «фильма», живет не просто грусть. Там живет боль и тревога за будущее. Берегись! Эта боль может выскочить внезапно из-за знакомого поворота реки, из-за дерева, на которое вместе карабкались лакомиться черемухой. Она может схватить тебя за сердце и колоть его острой иглой.
За последние годы я открываю для себя новые пространства, где еще не поселились чувства. Может быть, им еще предстоит родиться? Здесь можно ходить легко и наслаждаться душевным покоем и отсутствием тревоги.
С годами моя кожа стала толще и потеряла чувствительность. Порой я не чувствую холода, голода, усталости. Я иду и вдыхаю запахи трав, воды, камней. Я могу идти долго, может быть, пока не кончится дорога под ногами, пока не кончится река, поле, лес.
Я живу в разных измерениях. Сейчас иду на работу, но дойду ли я? Может быть, вместо этого я приду в тот далекий уголок, где живет в маленьком домике мое счастье.

5.05.2008, Екатеринбург. Сажин С. М.

Прогулки под дождем
sazhin64
Такой способ проведения отпуска, как провожу его я, наверное, неприемлем для делового японца или «нового русского». Он больше является уделом тех людей, которые сочли за лучшее провести недельку-другую в деревне или у себя на даче.
Урал, как и большинство других областей России, не отличается особой устойчивостью погоды: когда мы ждем тепла, то с утра зарядит мелкий нудный дождь, а то и с ветром, а когда соберемся заготавливать сено, то обязательно гроза налетит. В общем, небеса нас не особо балуют. А в июле наступает засуха, да такая, что от нее изнывают и животные, и растения. Хотя среди наших односельчан бывают и такие, что не удосужатся убрать сено в благословенный час, а потом жалуются на невезение да Илью-пророка.
Все эти перипетии я наблюдаю со стороны. Уже давно не болит голова о покосе, и погода значит для меня очень мало. Конечно, кто откажется погреть косточки под ласковым солнышком или гулять по просохшей дороге? Среди ближайшего окружения не удастся найти фанатов пеших походов по раскисшей от дождя глине.
Зимой, ожидая лето, я планирую походы по красивым местам, любимым с детства, по укромным уголкам с непуганой рыбой и редкостной живностью. Давно мечтаю поймать в кадр журавля с близкого расстояния или подкрасться поближе к цапле. Вот уже несколько лет прошло, как нашу речку облюбовали бобры, а у меня нет даже намека на фотографию. Только поваленные осины да норы под берегом – вот и вся добыча.
В таких размышлениях, радужных мечтах, проходит немало времени. Подогретый мыслями о предстоящем отдыхе, я собираю свое «богатство»: коллекцию блесен и воблеров, комариную мазь и прочую нужную ерунду. Сижу и рассматриваю каждую вещицу, вспоминаю, каких щук и где ловил, переживаю вновь те волнительные моменты, когда руки вздрагивали от неожиданного рывка.
А сколько эмоций, самых разнообразных и неожиданных, приходится пережить за этот короткий период, называемый отпуском. Из-за них каждое лето ощущается как отдельная жизнь. Это и радость встречи, и грусть об ушедшем безвозвратно, и счастье удачи, и нежность к живому: к цветам, деревьям, птицам и многому другому.
Почти все лето перед сном слушаю, как возятся и пищат птенцы в гнезде, расположенном за наличником окна, что находится у изголовья моей кровати. Наслаждаюсь пением соловья в июне и грущу, заслышав крики журавлей августовским утром. Дышу ароматным луговым воздухом и хожу, хожу, хожу. Хожу по исхоженным тропкам и нахожу новые места, куда еще не заглядывал.
Отпуск мой длится довольно долго – полтора месяца, но откладывать запланированное не по мне. Никакая непогодь не может удержать дома, ведь на такое времяпрепровождение есть зима. Еще в детстве мама пыталась остановить меня, если за окном накрапывал дождь, а я собирался на рыбалку.
- Подумаешь, дождь. Ну, если уж гроза бушует, то ее можно и переждать. А сколько раз она заставала меня у реки, сложно вспомнить.
Запоминаются, в основном, самые яркие эпизоды, когда молнии, кажется, можно рукой достать, а гром гремит так, что невольно приседаешь. Дед говорил мне маленькому, что молния ударяет в металлические предметы. В ту пору я ходил на рыбалку с молочным бидончиком для рыбы. И надо же было грозе случиться. Налетела неожиданно, отрезав дорогу к дому. Ливень хлынул, словно в тропиках. Молнии сверкают, не переставая, а я, памятуя о словах деда, ползу через луга, а на расстоянии нескольких метров дребезжит на кочках, подпрыгивает привязанный к рыболовной леске бидончик. Увидел бы кто меня тогда!
Намного проще пережить подобное, когда рядом с тобой есть люди. Смотришь на них и успокаиваешься. Когда я был подростком, послали меня пасти коров, а тут проливной дождь, да с грозой, да на весь день. Мокрый до нитки, я проходил спокойно весь день потому, что остальные пастухи шли рядом.
Хуже всего бывает, если зарядит мелкий моросящий дождик. Он промочит все, что окружает человека: траву, деревья, землю. Идешь по такой земле, и ноги разъезжаются, а грязь прилипает комьями к сапогам и делает их похожими на гири. Одежда промокает по пояс и выше еще до того, как вступишь на луга.
Раньше такой проблемы не было. Пасущийся скот выедал траву не хуже газонокосилки. Теперь скота поубавилось, трава стоит стеной несъеденная, никому не нужная. Ноги запутываются в высоких злаках. Сколько мяса и молока могло бы производиться на этих просторах!
Когда я был моложе, то в такие моменты, когда в сапогах хлюпает вода, а мокрая одежда прилипает к телу, забывал об окружающей красоте и сосредотачивался на внутренних ощущениях. Это не приводило ни к чему хорошему: становилось зябко и противно, а путь предстоял неблизкий. Неужели вернуться домой с середины пути?
- Нет! Не на того напали. Мы деревенские, нам все нипочем. Я начинаю насвистывать однотонный мотивчик и иду в ритм с музыкой.
- Что такое осень – это небо.
- Плачущее небо под ногами…
Так постепенно перестаю ощущать свой внутренний дискомфорт, вхожу в ритм и преодолеваю 7-8 километров, не успевая опомниться. Все остальное происходит автоматически: река, заброс, вращение катушки спиннинга, несколько шагов, опять заброс…
Потихоньку плетусь домой. Моросит нудный дождик, а я думаю:
- Почему мы не можем жить в воде, ну, не как рыбы, а хотя бы как выдра или ондатра? Пытаюсь исправить это неравноправие или, по крайней мере, компенсировать выносливостью.
Прихожу домой, раздеваюсь, выжимаю мокрую одежду, соскребаю комья грязи с сапог и замираю в блаженстве на несколько минут. Греет душу и то, что намеченный зимой поход состоялся, несмотря ни на какие преграды.
Засыпая вечером, явственно вижу места, по которым прошел, мысленно чувствую прохладную каплю дождя на руке, тихо прокручивается мотивчик группы ДДТ, что напевал днем. Согреваюсь, и медленно отплываю по уходящей вдаль реке в страну грез и сновидений.
a 179
Сажин С. М. 4 августа 2008 г. Тюинск.